Все бегут, и мы бежим. Российский и мировой рынок стали: 25 апреля — 2 мая 2021 г.

06.05.2021


Все бегут, и мы бежим. Российский и мировой рынок стали: 25 апреля — 2 мая 2021 г.


«Кто виноват?» и «Что делать?» - извечные русские вопросы, к которым нас подводит сложившаяся к майским праздникам обстановка на российском и мировом рынке стали.

Подорожание стальной продукции в США, Европе, Китае, откуда оно перекинулось в наши края, не прекращается, хотя цены в некоторых регионах почти достигли рекордного уровня лета 2008 г., а кое-где давно его превысили.


Корпорация ArcelorMittal в восьмой раз подряд завершила очередную неделю свежим повышением котировок на листовой прокат. Теперь у нее базовая цена на горячекатаную продукцию составляет 1020 евро за т EXW, а на холоднокатаные рулоны и оцинкованную сталь — 1200 евро за т. В США некоторые компании выставляют предложения на июньские поставки горячекатаного проката на уровне около $1650 за т EXW.

Свою лепту во всеобщий подъем внесло правительство Китая, с 1 мая отменившее возврат НДС при экспорте 146 категорий стальной продукции. Ранее предполагалось, что оно ограничится горячекатаным прокатом, который уже успел подняться до более $900 за т FOB, и возможно, арматурой и катанкой, но в список попало почти все.

Так что теперь и российские импортеры китайской нержавеющей стали получили извещение о том, что все отныне дорожает еще на 13%. В то же время, китайцы отменили импортную пошлину на заготовку, что дало российским металлургам возможность поднять экспортные котировки на нее на $10-20 за т.

Нечто подобное наблюдалось в последний раз в 2008 г., но сейчас ситуация кардинально иная. Тогда цены взлетели вверх, но потом с грохотом рухнули, а вся мировая экономика провалилась в глубокий, хотя и не долгий кризис. Теперь же стоимость стальной продукции поднимается на новые вершины, чтобы оттолкнуться от них и лезть дальше.

В США опрос, проведенный в конце апреля S&P Global Platts, показал, что 75% представителей производителей проката, 79% потребителей и 83,5% дистрибьюторов считают, что рост цен будет продолжаться и в мае. При этом на бирже сужается разница между спотовыми и фьючерсными контрактами. По оценкам участников торгов, горячекатаный прокат в декабре будет стоить порядка $1420-1450 за т.

Более того, американская компания Steel Dynamics предсказывает, что ажиотаж на национальном рынке листового проката не прекратится и в 2022 г. А управляющий директор индийской компании Jindal Steel and Power Ltd (JSPL) В.Р. Шарма высказал предположение, что ценам на стальную продукцию на мировом рынке понадобится два года, чтобы перейти от нынешнего подъема к спаду. Разве что в Европе перелом может наступить уже в июле, если Европейская комиссия прислушается к мнению потребителей и отменит либо хотя бы ослабит ограничения на импорт стальной продукции.

Впрочем, к радикальному изменению ситуации этот фактор не приведет. Если в Китае правительство хоть как-то заботится о сбалансированности госбюджета и уже начинает отменять некоторые крупные инфраструктурные проекты как слишком дорогостоящие, то западные страны пустились во все тяжкие. Приток денег в их экономику не прекращается. Это оборачивается растущим платежеспособным спросом на металлы, пиломатериалы, пластики, контейнерные перевозки, микросхемы и многое другое. Инфляция стремительно раскручивает цены на ресурсы.

Повернуть этот процесс вспять нельзя. Попытка снятия экономики с «денежной иглы» обернется сильнейшей «ломкой» - всесокрушающей лавиной невозвратов, дефолтов и банкротств, схлопыванием сначала спроса, потом производства, а потом еще раз спроса — по кругу. Поэтому пирамиды будут надстраиваться, а цены расти, пока... пока, наверное, сумасшедшее колесо потребления не раскрутится так сильно, что слетит с нарезки.

Конечно, можно предположить, что производители когда-нибудь нарастят выпуск, чтобы покрыть сузившийся из-за дороговизны видимый спрос, что позволит сбалансировать его с предложением. Но и это ничего окончательно не решит. Если объявить коронавирус побежденным, отменить локдауны и прекратить выплачивать компенсации и пособия, все немедленно обрушится. А если оставить денежную накачку, она будет и дальше приводить к дефицитам и новым повышениям цен.

Итак, с тем, кто виноват в том, что стоимость листового проката в России за последние полгода поднялась более чем в два раза, а арматуры — в полтора, мы разобрались. В том, что нынешние котировки ни в коем случае не являются пиковыми, а имеют достаточный потенциал для продолжения роста, — определились. Осталось понять, что теперь со всем этим делать.


Как всегда, самый простой вариант — не делать ничего. Не мешать производителям развивать несырьевой экспорт и приравнивать внутренние цены к растущим мировым. Рынок, как говорится, порешает и все выправит. Правда, не сразу и не за бесплатно.

Непрерывное увеличение издержек, к которым для конечных потребителей относится металлопрокат, приведет, в первую очередь, к выбыванию (или, может, выбиванию) наиболее слабых игроков, которые не смогут покрыть нарастающие убытки. Зато оставшиеся, перетерпев, поднимут цены на свою продукцию, и так подорожание, пройдя по всей производственно-сбытовой цепочке, достигнет наконец самых конечных потребителей.

При этом объем рынка, мало изменившись в стоимостном выражении, резко сузится в физических показателях — тоннах, штуках и квадратных метрах. Рост цен будет опережать расширение покупательской способности. Тем более, что многие производственные мощности окажутся невостребованными, а оставшиеся на рынке компании поневоле включат режим самой жесткой экономии. Для России это чревато провалом в 90-е годы, когда основным источником доходов бизнеса станет экспорт, а персонал и расходы на социалку перейдут в разряд досадных издержек.

Плохой вариант. Но можно ли сделать лучше?

В конце прошлого — начале текущего года правительство пыталось сдержать рост цен на прокат строительного назначения. Судя по нынешним котировкам на арматуру, существенно превысившим 60 тыс. руб. за т, без особого успеха. Но сейчас, наконец, даже ежу... то есть, извините, министрам стало понятно, что самой «горячей точкой» является листовой прокат, выбрасывающий метастазы на рынки сварных труб и фасона.

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) заявила о возбуждении дела против «Северстали», Магнитогорского металлургического комбината и Новолипецкого металлургического комбината, которые, по мнению ведомства, поддерживали монопольно высокие цены. Как резонно отмечала антимонопольная служба, котировки на прокат росли быстрее, чем стоимость металлургического сырья. В то же время спрос со стороны российских потребителей существенно не увеличился, что, соответственно, не могло вызвать повышение цен более чем на 50% с начала 2021 г.

С одной стороны, все правильно. Но, с другой, металлурги не из пальца эти цены высосали и, по-видимому, тайно не сговаривались обобрать отечественных потребителей. Подъем пришел к нам извне, а Россия, являющаяся частью мировой экономики, и жить должна по мировым ценам, не так ли?!

На самом деле нет, не так. Например, электроэнергия в России стоит меньше, чем в большинстве стран Европы, да и природный газ обходится отечественным потребителям дешевле. Это, так сказать, наше естественное преимущество. И почему бы им не может стать менее высокая стоимость металла?! Во всяком случае, правила международной торговли считают демпингом продажи каких-либо товаров на экспорт по меньшим ценам, чем у себя дома. А против обратного соотношения никто ничего не имеет.

Вопрос, как сделать, чтобы металлопродукция в России стоила дешевле, чем за рубежом? По данным РБК, на совещании в правительстве, состоявшемся 27 апреля, было озвучено несколько вариантов.

Итак, решение первое: создание запасов в Росрезерве с распродажей в период подъема цен. Как постоянный механизм сглаживания ценовых колебаний может и прокатить. Российский рынок проката имеет выраженный сезонный характер. Собственно, подобную стратегию и так реализуют крупные металлотрейдеры или трубники, закупая металл по низким зимним ценам и продавая либо используя весной-летом.

Но как антикризисная мера, призванная остановить нынешний подъем, она решительно не подходит. В Росрезерве сейчас проката нет. Скупать его сейчас с рынка — значит, вызвать еще больший ажиотаж. В принципе, государство может сейчас приобретать стальную продукцию дорого, а перепродавать ее конечным потребителям и металлотрейдерам дешево. Даже если обороты по таким операциям будут исчисляться миллионами тонн, отрицательная маржа составит десятки, в крайнем случае, первые сотни миллиардов рублей (если давать скидку хотя бы в 10 тыс. руб. за тонну арматуры и 30-40 тыс. за т по листовому прокату).

Теоретически — возможно. Более того, часть затрат государство сможет себе потом вернуть, обложив налогами металлургов. Но с технической точки зрения возникает масса трудностей организационного, кадрового, финансового, налогового, правового плана. Поэтому очень морочливо. Реалистичность низкая.

Также на совещании обсуждалась возможность заключения прямых договоров на поставку металла для крупных инфраструктурных проектов. А отраслевым ассоциациям поручено при необходимости подготовить предложения по организации господдержки металлургов в зависимости от динамики цен.

Собственно, такой вариант предлагался и ранее. Металлургические компании готовы поставлять прокат для крупных государственных проектов со скидкой. Проблема здесь в том, что государственное потребление — только часть рынка, причем не самая большая. А господдержка для частных металлургических компаний — вообще штука опасная. Конкуренты не дремлют — того и гляди, нарвешься на компенсационные пошлины процентов под двести! Но в целом снизить затраты на реализацию государственных инфраструктурных проектов и расходы госкомпаний вполне реально.

Вице-премьер Андрей Белоусов, согласно информации «Интерфакса», предложил ввести индикативные экспортные цены на железорудное сырье и использовать демпферный механизм, который уже практикуется в России в отношении нефтепродуктов и зерна. Для государства это способ компенсировать или изымать доходы производителей от продажи продукции в зависимости от рыночной конъюнктуры. В случае с топливом, если цены на бензин на внутреннем рынке выше экспортных, нефтяные компании перечисляют деньги в бюджет, в обратной ситуации — государство им доплачивает.

Вариант реальный, особенно, если не ограничиваться ЖРС, а ввести демпферный механизм, прежде всего, в отношении горячекатаного проката. Несколько недель назад Минпромторг, правда, выступил против такого нововведения, но с тех пор, как говорится, много воды утекло, а цены сильно повысились. Так что, все может быть.

Все прочие варианты проходят, пожалуй, по категории фантастики. Россия в нынешних условиях не может ни отрезать себя от пошедшей вразнос западной экономики, ни искусственно повысить в 2-2,5 раза курс национальной валюты, ни ввести элементы жесткого внутреннего ценового и экспортного контроля. Конечно, было бы привлекательно создать пул государств, проводящих нормальную экономическую политику, и создать на их базе свой отдельный общий рынок, чтобы изолированный Запад просто захлебнулся в своих инфляционных бумажках. Но этот поезд уже ушел в 60-е годы ХХ века, если не раньше. Мы же сели в свой вагон и теперь должны проехать по маршруту до конца. Максимум, что сейчас можно, это постепенно уходить от доллара в расчетах, но пока он остается главной мировой валютой, на которую равняются все остальные, это мало, что даст.

Впрочем, какие-то меры по размежеванию с западниками предпринимать необходимо, причем срочно. Импорт инфляции издержек нам не нужен ни в каком виде! И если все стадо... то есть, конечно, мировое сообщество... сломя голову, бежит к экономической пропасти, от такого коллектива надо поскорее отрываться!