Такая цена. Российский и мировой рынок стали: 17-24 января 2021 г

25.01.2021


Такая цена. Российский и мировой рынок стали: 17-24 января 2021 г

Наиболее обсуждаемой темой в серьезных кругах в прошедшую неделю стали, без сомнения, цены — на жилье, стальную продукцию, продовольствие. О необходимости сдержать их рост постоянно высказывается президент. По этому поводу проводятся совещания с участием министров и руководителей крупнейших компаний.

О причинах повышения цен на прокат в России говорилось уже очень много, и здесь трудно добавить что-то новое. Этот подъем пришел на наш рынок из-за рубежа, где основными факторами стали усиленный спрос, превратившийся к концу прошлого года в ажиотажный, и недостаточные (в силу различных причин) объемы предложения.

Опять же, нет нужды лишний раз напоминать о том, что этот рост наносит вред российской экономике и ее хозяйственным единицам. Это ярко выраженная инфляция издержек, которая приводит к сужению спроса и в конечном итоге погружает рынок в режим схлопывания. От этого в дальнейшем пострадают и сами металлурги, которые в любом случае не смогут отправить на экспорт всю свою продукцию.

Резкое и продолжительное повышение цен на металлопрокат дезорганизует спотовый рынок. Как отмечалось на состоявшемся 21 января заседании Совета Российского союза поставщиков металлопродукции (РСПМ), главная опасность здесь заключается в наступающем дефиците оборотных средств у дистрибьюторов.

Банки не захотят и не будут помогать своим клиентам, увеличивая для них лимиты и предоставляя новые кредитные линии. Скорее наоборот, видя наступление сложных времен, они будут еще сильнее зажимать гайки. Это может привести к тому, что у металлотрейдеров возникнут проблемы с новыми закупками проката, а весной, когда пойдет в рост видимый спрос, на российском рынке может появиться дефицит металла.

Вообще, в последние месяцы средний и не очень крупный бизнес по ряду направлений чувствует усиление давления на него. Ужесточается диктат банков, которые по сути организуют финансовый голод для целых секторов экономики. Все труднее становится работать по гособоронзаказу и вообще по государственным проектам, где де-факто действует презумпция виновности поставщиков, количество всякой отчетности превысило все разумные пределы, а риск санкций за малейшие нарушения вплоть до уголовной ответственности возрос неимоверно. А что творили в прошлом году нефтегазовые компании по отношению к своим подрядчикам, это вообще кроме как беспределом не назовешь.


Понятно, почему официальная инфляция находится в пределах 4%, иначе потерпит крах вся экономическая модель государства, которая с такими трудами выстраивалась в 2015-2018 гг. Но повышение цен, которое затронуло отнюдь не только стальную продукцию, но и многие сектора потребительского рынка, сильно раздражает. Из-за этого падает доверие к государству.

В то же время, нельзя не замечать реальные и несомненные успехи российской экономики, достигнутые, в частности, благодаря действиям правительства страны. Роль «локомотивов» играют ведущие госкорпорации - «Роснефть», «Газпром», «Росатом», «Ростех» и некоторые другие, а также крупнейшие частные корпорации, действующие в тесной связке с государством. Нефте- и газодобыча и переработка, фармацевтика, судостроение, авиастроение, атомная энергетика, химпром — в этих отраслях в последние месяцы получены серьезные достижения, идет интенсивная работа над новыми широкомасштабными проектами.

Беда российской экономики и, говоря шире, государства всегда заключалась в неравномерности развития. Где есть качественные управленческие кадры, технические и научные школы, энтузиазм, сметающий бюрократические препоны, там есть зримые, хорошие успехи. В остальных сферах, как говорится, и конь не валялся, глаза бы того срама не видели! Увы, всего на всех заведомо не хватит, и нельзя быть везде одинаково сильным.

Во многих случаях проблемы имеют фундаментальный, системный характер. Так, коммерческие банки показали полную неспособность взаимодействовать с реальным сектором экономики. Развиваются у нас, в основном, те проекты, которые получают финансирование через Фонд развития промышленности и другие каналы, дающие возможность действовать в обход банковской системы. Но, с другой стороны, откуда найти десятки тысяч квалифицированных и добросовестных специалистов, чтобы создать на месте банков альтернативные институты развития с широким региональным покрытием, и как найти разумный компромисс между рисками кредитора и дебитора?!

В последние месяцы правительство старается превратить в одну из базовых отраслей экономики строительство. Там становится больше государства — это и ДОМ.РФ, и создающаяся сейчас структура Единого заказчика. Вероятно, одним из последствий нынешнего разбирательства с ростом цен на жилье станет дальнейшее усиление этого присутствия.

И это, наверное, хорошо, так как платежеспособный спрос на жилье в нынешней экономической модели, похоже, достиг предела. Если государство не начнет строить само, например, ведомственное или арендное жилье или не создаст какие-то новые механизмы, никакого увеличение объемов ввода жилья от нынешних 75-80 млн. кв. м в год в полтора раза, как это предусмотрено нацпроектом, не произойдет.

Вообще, строители очень удачно «соскочили с темы», переложив свои реальные косяки и неблагоприятные обстоятельства на поставщиков стальной продукции. Но так или иначе, металлургам, по-видимому, придется сбавлять котировки. Тем более, что, как минимум, в сортовом сегменте для этого сложились все возможности.

В начале второй половины января цены на арматуру и заготовку на мировом рынке пошли вниз под влиянием как сузившегося спроса после ажиотажа в конце прошлого года, так и удешевления металлолома. В Турции, например, лом за прошедшую неделю понизился на $25-30 за т, а в дальнейшем ожидается еще более сильный спад. Скорее всего, в феврале уменьшится стоимость этого сырья в Европе и Северной Америке. Правда, сильно металлолом, скорее всего, не упадет вследствие прихода на этот рынок китайских компаний и вступления в силу российских экспортных пошлин. Но экспортный паритет для арматуры в России уже упал до немногим более 50 тыс. руб. за т с НДС и будет снижаться дальше.

Менее определенной выглядит обстановка на рынке листового проката. Экспортные котировки на российскую продукцию там тоже уменьшаются, но основной причиной этого является распродажа, устроенная китайскими компаниями перед их Новым годом (12 февраля). Предполагается, что, максимум, через две недели она закончится.

Правда, цены на стальную продукцию и после праздников, очевидно, останутся там заметно ниже мировых. В конце прошлого года это ощущалось слабо, потому что разогретый китайский рынок поглощал все, что могли произвести местные металлурги, и просил добавки. В январе на нем возникли излишки, и это ощутили на себе все. Что, интересно, принесет февраль? Ответ пока неопределенный — а кто его знает?!

В то же время, под влиянием Китая затормозился рост цен на листовой прокат в Евросоюзе и США. Местные рынки постепенно насыщаются, производство в этих регионах растет, так что условия для понижательной коррекции вполне сложились. Кроме того, в западных странах есть проблемы с коронавирусом. Заболеваемость высокая, а раскрученная вакцина от BioNTech/Pfizer как бы и не совсем хорошая. Поэтому прежние оптимистичные прогнозы об ускорении экономического роста там сменились глубокой задумчивостью.

На нашем российском рынке в марте также ожидается понижение цен на прокат. По крайней мере, вероятность этого велика. Подгадить здесь могут, главным образом, американцы, причем двояко. Во-первых, они могут разогнать печатный станок, что будет способствовать повышению долларовых цен на все ресурсы. Однако реализация этого варианта требует времени, а пакет на $1,9 трлн., который обсуждается еще с прошлого года, уже давно воспринят рынком и включен во все расчеты.

Во-вторых, США могут досадить конкретно России новыми санкциями, на которые в наших финансовых кругах почему-то всегда реагируют очень нервно и снижают от страха курс рубля. Казалось бы, давно пора привыкнуть, что идет очередная холодная война, враг не стесняется в средствах, но основные его усилия сосредоточены в информационном пространстве. Тяжело было в 2014 г. сниматься с кредитной иглы, это да, а сейчас российская реальная экономика стала менее уязвимой.

Как говорил один персонаж, самая дорогая на свете вещь — это глупость, потому что за нее приходится дороже всего платить. А такие цены нам не подходят!



Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»